• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
15:30 

Yin
Что такое авторский лист?

Авторский лист - это единица измерения объема текста вашей рукописи. Исходя из объема текста в авторских листах, издатель будет рассчитывать параметры книги и стоимость ее производства.

Авторский лист соответствует 40000 знакам, включая пробелы. Если тест выполнен в MS Word, то можно посчитать его объем, войдя в меню Сервис (Tools) и далее Статистика (Word Count).

Объем также можно посчитать приблизительно, зная, что авторский лист равен 24 печатным страницам, выполненным 10-м размером шрифта с интервалом 1,5.

Вообще, лист — в издательском деле и полиграфии, единица измерения печатной продукции.

Существует, к примеру, Бумажный лист. Это единица для расчёта количества бумаги, потребной или израсходованной на издание; обозначается в см ширины и длины (например, 60х90 см). Размер готового издания составляет 1/2, 1/4, 1/8, 1/16, 1/32 1/64 часть листа и зависит от исходного формата бумажного листа и количества сгибов, на которые складывается лист в процессе производства. Размеры бумажного листа в большинстве стран нормализованы или стандартизованы. В СССР ГОСТ 1342-68 «Бумага для печати. Форматы» содержит 7 форматов листовой бумаги (в см): 60х84; 60х90; 70х90; 70х100; 70х108; 75х90; 84х108 и 7 форматов (ширин) ролевой бумаги от 60 до 120 см.

Печатный лист — это единица натурального объема печатного издания, равная площади одной стороны бумажного листа любого стандартного формата. Служит для измерения натурального (фактического) объёма издания; это оттиск на одной стороне бумажного листа формата 60Х90 см. Оттиск на бумаге стандартных размеров других форматов (например, 70х90 см) называется физическим печатным листом данного формата.

Условный печатный лист — в них обычно пересчитывается объём, исчисленный в физических печатных листах при планировании и учёте издательской продукции формата 60х90 см (через коэффициент, равный отношению площади применяемого листа к площади листа 60х90 см, принятого за единицу).

Учётно-издательский лист служит для подсчёта объёма печатного издания и равен, так же как и авторский лист, 40.000 знакам, или 700 строкам стихотворного текста, или 3000 см2 графического материала. Объём печатного издания, исчисленный в учётно-издательских листах, включает: объём собственно литературного произведения плюс объём всего прочего текстового и графического материала (редакционное предисловие, колонцифры, колонтитулы и т. д.), помещенного в издании. Учётно-издательский лист применяется для издательского планирования и учёта, измерения труда редакторов, технических редакторов, корректоров и т. п.

10:08 

Инфографика издания книг для авторов от ЭКСМО

Yin
14:29 

Yin
04.03.2013 в 15:28
Пишет Голландская рулетка:



Недавно я читала статью Мандельштама "Слово и культура" и нашла в ней такую мысль: "Пиши безобразные стихи, если сможешь, если сумеешь. Слепой узнает милое лицо, едва прикоснувшись к нему зрячими перстами, и слезы радости, настоящей радости узнавания, брызнут из глаз его после долгой разлуки. Стихотворение живо внутренним образом, тем звучащим слепком формы, который предваряет написанное стихотворение. Ни одного слова еще нет, а стихотворение уже звучит. Это звучит внутренний образ, это его осязает слух поэта".
И мне сразу вспомнилась реальная история, которую я слышала на литературном семинаре Леонида Костюкова.
Однажды к Мандельштаму пришел юный поэт, восхищенный его творчеством, и попросил разрешения почитать свои стихи. Мандельштам согласился. Все время, пока он слушал поклонника, лицо его выражало неподдельное удовольствие. Наконец тот закончил чтение.
- Это гениально! - сказал Мандельштам.
- Вы правда так думаете? - смутился поэт.
- Да! Это великолепное стихотворение. Но когда вы его отредактируете, в нем изменятся все слова до единого.
Если вы сейчас подумали, что Мандельштам таким образом жестко троллил гостя, вы ошиблись. Просто он принадлежал к тому направлению идеологов поэзии, которые считают в произведении первичным ядро, идею, Логос - как первоначальный импульс, который задает вектор созидания и далее может облекаться в любые формы. Разумеется, стихотворение юного поэта было несовершенно. Но оно содержало главное - музыку. Мелодию, настроение, чувство, тот энергетический каркас, без которого разваливается любое произведение.
Лично мне этот каркас представляется в виде дубового шкафа. Вообразите три толстые вертикальные стенки и горизонтальные полки, заставленные банками с малиновым вареньем. Так вот, стенки и полки - это энергетический каркас, а банки - слова. Вы можете поставить в шкаф малиновое варенье, а можете - клубничное или ежевичное. Можете вообще выкинуть все съестное и заменить его статуэтками или моделями мотоциклов. Содержимое шкафа - переменное, сам шкаф - неизменен. Структура стихотворения представляет нечто вроде решетки с прямыми углами и ячейками, которые каждый поэт заполняет по своему усмотрению. Можно поставить такие слова, можно этакие... Но даже если вычеркнуть их все до единого, произведение не прекратит существовать. Потому что останется шкаф мелодия, встающий над листом призрак будущего стиха или - по меткому выражению Мандельштама - "звучащий слепок формы".



URL записи

@темы: Теория

11:31 

Yin
25.03.2013 в 23:04
Пишет Flex Ferrum:

Мудро-оборзевше-издательское
Публикуется с согласия автора (rl2)
Предупреждение: в тексте встречается мат.

Посколько со 2 марта я валяюсь с гриппом дома, командировки мои задержаны, и работы пока нет: можно себе позволить активно бездельничать:). И вот, вслед за группами "Армады", и АСТ во вконтакте, я недавно изучил группу "Эксмо" - где-то 600 посланий от авторов, которые пишут в издательство: вопросы по поводу предлагаемых ими романов, начиная с осени 2012 года. Я прочитал их все, и мне явилось самое настоящее откровение.

читать дальше

URL записи

@темы: Мотивация

22:09 

Yin
25.04.2012 в 20:21
Пишет Шенайя:

Стандартные предупреждения авторам
Пишет Шенайя:
25.04.2012 в 20:17


Знаете, в мире художников есть такое неформальное правило: прежде чем экспериментировать со всякими авангардами и экспресионизмом, научись рисовать просто дом в обычном, реалистичном стиле. В писательстве, по сути, так же. Прежде чем говорить, что вы изобрели свой стиль, напишите что-то в стиле классическом и всем понятном. Тогда все согласятся: о да, автор все может, просто классически ему скучно, вот он и экспериментирует. А до тех пор вы обречены получать упреки в неграмотности, ущербности и куче прочих смертных грехов начинающего автора.
читать дальше

URL комментария

URL записи

@темы: Теория

20:53 

Yin
"Мания писательства не есть только своего рода психиатрический курьез, но прямо особая форма душевной болезни, и одержимые ею субъекты, с виду совершенно нормальные, являются тем более опасными членами общества, что сразу в них трудно заметить психическое расстройство, а между тем они бывают способны на крайний фанатизм и, подобно религиозным маньякам, могут вызывать даже исторические перевороты в жизни народов

Чезаре Ломброзо. "Гениальность и помешательство" ("Предисловие").
читать дальше

Из книги А. Бурьяк "Технология карьеры"
Источник: technology-of-career.narod.ru

@темы: Мотивация

20:25 

Yin
23.07.2011 в 22:06
Пишет Magrat Garlick:

О работе над образом
Решила оставить в дневнике несколько заметок о создании качественного, "живого" образа в ролевой. Отчасти потому, что сама порой забываю все тонкости процесса, а между тем, они существенно облегчают задачу. Отчасти затем, что теоретически это может быть подспорьем и для других ролевиков, ибо о том, как не надо играть, говорится много, а вот практических рекомендаций, как правило, не дождешься.
Итак.

1. Вы должны видеть своего героя. Снова возвращаюсь к чеховским техникам работы над образом. Вы должны его видеть в подробностях и деталях: тело, рост, лицо, осанка, походка, прическа, одежда, ботинки, из какой ткани его костюм, аксессуары - всё это вы должны видеть отчетливо и ясно. Второй этап - мысленно "ощупать" своего персонажа, лицо, волосы, одежду, его посох или метлу, или меч, или волшебную палочку - всё, что при нём, вы должны знать осязательно. Почувствовать его запах. Услышать голос. Каждая модальность тут чертовски важна, вы должны подключить всё своё воображение, чтобы иметь полное и отчетливое представление о своем герое без пробелов. Далее по Чехову следует представить, что вы приближаетесь к своему герою насколько возможно близко и, наконец, проникаете вовнутрь, заполняете собой его тело, прислушиваетесь к своим ощущениям от него.
читать дальше

URL записи

@темы: Теория, Упражнения

19:55 

Yin


Алхимия слова
Автор: Ян Парандовский
ISBN 5-253-00007-0
Страниц: 656 стр.
Формат: fb2.zip

Условия и обстоятельства создания литературных произведений - вот что рисует перед нами автор, ничуть не скрывая при этом своих симпатий, нагромождая подчас почти статистические ряды фактов, которые, однако, не утомляют нас, потому что это не только любопытно, но ещё и значительно, потому что личность автора, не покидая нас ни на минуту, сопровождает нас не только в качестве гида, но и в качестве художника. И тем самым он представляет нам не только историю жизни, но и жизнь в истории. Творческую жизнь. (С. Залыгин)

Оглавление:
читать дальше

СКАЧАТЬ

@темы: Книги, Мотивация

19:19 

Антропный принцип

Yin



Чтобы создавать провоцирующие инциденты и искусные сюжетные повороты, мы используем стечения обстоятельств и совпадения. Это необходимые инструменты драматургов еще со времен античных трагедий. Терри Россио показывает, как избежать упреков в надуманности сюжета, руководствуясь антропным принципом.



читать дальше



Терри Россио,
сценарист (трилогия «Пираты Карибского моря», «Дежа вю», «Шрек», «Маска Зорро», «Легенда Зорро»)

Перевод: Сinemotionlab.com

17:14 

Yin
Новые технологии - ссылки для вдохновения.

1. Список новых перспективных технологий - списком на Вики.

2.


Физика невозможного
Автор: Митио Каку
ISBN 978-5-91671-143-1, 978-5-9167-1113-4,978-5-91671-232-2.
Страниц: 456 c.
Формат: fb2.zip

Кому как не ученым-физикам рассуждать о том, что будет представлять собой мир в 2100 году? Как одним усилием воли будут управляться компьютеры, как силой мысли человек сможет двигать предметы, как мы будем подключаться к мировому информационному полю? Возможно ли это? Оказывается, возможно и не такое. Искусственные органы; парящие в воздухе автомобили; невероятная продолжительность жизни и молодости — все эти чудеса не фантастика, а научно обоснованные прогнозы серьезных ученых, интервью с которыми обобщил в своей книге Мичио Каку.

Оглавление:
читать дальше

СКАЧАТЬ

@темы: Книги, Демиургу на заметку

15:40 

Рэй Бредбери "The Joy of Writing"

Yin


Пыл. Увлеченность. Как редко приходится слышать эти слова. Как редко встречается то и другое в жизни и даже в творчестве. И все же, попроси меня любой писатель назвать самое главное в нем как в писателе, попроси назвать то, что побуждает его придавать материалу ту, а не другую форму и несет его туда, куда он хочет попасть, ответом ему будет: твой пыл, твоя увлеченность.
читать дальше

15:17 

Yin


Как вернуть вдохновение?

9 минут или меньше

читать дальше

27 минут или меньше

читать дальше

Стратегические способы

читать дальше

13:00 

Yin
© Г. Л. Олди


Я наваял нетленку, что дальше?

Введение

Будем считать, что материал для публикации у Вас уже есть. Это может быть роман, несколько повестей и рассказов, — главное, чтобы суммарный объем текстов был не менее пятнадцати авторских листов. Авторский лист — это 40 000 знаков, значит, у Вас должно быть не менее 600 килобайт чистого текста ('text only').

Будем также считать, что Вы приложили максимум усилий, чтобы это был достойный материал. В нем нет синтаксических и грамматических ошибок, Вы не раз внимательно его вычитывали и шлифовали, постоянно улучшая стиль. Сюжет логичен, а главные герои вырисованы ярко и оригинально.
читать дальше

13:13 

Элиф Шафак: политика художественной литературы

Yin


Слушая истории, мы расширяем наше воображение; рассказывая их, мы можем перешагнуть культурные границы, познать новое, оказаться в шкуре другого человека. Опираясь на эту простую идею, Элиф Шафак утверждает, что литература может преодолеть политику личности.

@темы: Мотивация, Видео

22:59 

Yin



Как написать хороший рассказ?

Многие писатели, несмотря на то, что имеют в своем творческом арсенале множество разных жанров, остались в глазах поколений корифеями рассказа. Я очень уважаю Чехова-драматурга и Чехова-мастера повести, но его рассказы — для меня всегда нечто особенное. Ни с чем и ни с кем не сравнимое. Так сложилось, что высшим эстетическим наслаждением (счастьем, можно сказать) было для меня, улучив редкие мгновения свободы, поваляться с томиком Чехова на диване, упиваясь его парадоксальными бытовыми ситуациями, неподражаемыми образами, совершенно изумительным словом. Читать и перечитывать Чехова я могу, кажется, бесконечно. И хотя сегодня я уже имею немаленький опыт издательской работы, до сих пор меня поражает это удивительное мастерство так кратко и так мастерски писать. Это, безусловно, талант. Но ведь никто не запрещает и нам почерпнуть из великого источника.

Так что всем начинающим с писания рассказов я всегда советую читать и перечитывать Чехова. Этот мастер лаконичного слова может сказать и практически помочь молодому автору куда больше, чем многочисленные умные пособия по стилистике жанра.

Но вряд ли буду оригинальна, если скажу, что написать хороший рассказ не легче, а сложнее, чем большое произведение. К роману или повести у читателя, увязшего в хитросплетениях сюжетных линий, может и не возникнуть вопроса: а к чему это всё? Что касается рассказа, где сюжет короток, интрига на поверхности, количество персонажей ограниченно, а авторская мысль сквозит в каждой строчке, в том случае, если вам не удастся убедительно мотивировать действия своих героев и показать цель своего повествования, у читателя обязательно останется некоторое недоумение.

ГЛАВНЫЕ ПРАВИЛА хорошего рассказа:
читать дальше

@темы: Теория

17:34 

Yin
19.01.2013 в 08:50
Пишет Голландская рулетка:

"Ничто стоящее не бывает лёгким. Помни это." — Николас Спаркс

Будучи согласна с утверждением "Можешь не писать — не пиши" (я его понимаю как "если это не звучит в твоём сердце или не зудит в руках, не ходи в ту сторону"), всегда добавляю ещё кое-что.
Результат всегда хорош, качествен ровно настолько, насколько много сил и старания в него вложено. И недостаточно просто напрягаться, надо этим достигать цель. Как в притче, чтобы построить дом, надо строить дом, а не лупить себе молотком по пальцу, ожидая, что страдания и усердие сами собой возведут здание.
Это вообще потрясающая меня своей простотой мысль: чтобы уметь рисовать, надо рисовать, чтобы уметь вязать — надо вязать. Да, чтение обучающей литературы и обсуждение работы с более опытными творцами помогает. Но это ещё не всё.
Я начала самостоятельно учиться несколько лет назад. Качественные скачки стала замечать, только когда практики было много. И когда в семь утра субботы я со скрипом поднималась и потом тряслась в вагоне по дороге на курсы — было внутри стойкое ощущение, что вот сегодня я могу и не творить, и вообще я домой хочу. Но я приезжала, раскладывала инструменты — и аппетит приходил во время еды.
Мне нужно было очень чутко слышать себя и проявлять волю, чтобы понять: "мочь не писать" — это чуточку больше, чем "не хотеть".



URL записи

16:26 

Yin
26.07.2009 в 18:27
Пишет Ela:

Всегда ли талант знает о себе?
Мысль пришла мне в голову какими-то левыми путями - навеяна она была сетевой дискуссией, в которой несколько человек не без апломба настаивали на том, что талант о себе всегда все сам знает, а значит, никакая критика его не собьет. А сформировался ответ в связи с тем, что я сейчас читаю.
Вообще у меня в рабочее время с чтением отношения сложные. Иногда я заявляю "все буквы кончились" и начинаю беспорядочно метаться, читая что попало и как попало, слушаю любую музыку и смотрю самые невероятные фильмы - и так до тех пор, пока какая-то деталь не помогает мне размотаться из той умственной невнятицы, в которую я себя ухитрилась замотать, слишком напряженно отрабатывая ту или иную сцену. Тогда я перехожу ко второй стадии, она же во время раюоты и основная - читаю только то, что либо помогает, либо не мешает. Поскольку в ней я сейчас и нахожусь, то одна из двух подаренных мне книг лежит непрочитанной и будет так лежать если и не до морковкина заговенья, то до какого-то другого не менее значительного праздника - то есть пока я не закончу то, что пишу сейчас. А читаю я сейчас в большом количестве Паустовского - это потрясающая проза, после которой мне всегда дико хочется работать - есть несколько авторов, которые всегда оказывают на меня такое воздействие.
И вот, как говорится, "в процессе чтения" я и вспомнила ответ на "талант сам все про себя знает". Однозначный. И очень, к сожалению, грустный.
Я думаю, "Золотую розу" знают многие из моих ПЧ - знают и любят. Но думаю, не все знают, что это по первоначальному замыслу была только ПЕРВАЯ книга "Золотой розы" - в которую Паустовский добавил главу об Андерсене и рассказ об Олеше, предназначенные первоначально для второй книги, а также рассказы о художниках - о Кипренском, о Левитане. А второй книги нет и больше никогда не будет.
Из второй книги были написаны две главы. Те, о которых Паустовский говорил, что они гораздо "страннее" первой книги. Но увы - читателям до такой страности еще предстояло дорасти. Странности без нарочитого авангарда, странности полной свободы при полной выстроенности, странности простоты и кристальной прозрачности. Странности неброской и ненарочитой. Живой и сердечной.
Читка состоялась 16 марта 1961 года. Длилась она полтора часа - Паустовский предупредил, что читать будет долго - и под конец он уже торопился, видя, что текст идет в пустоту. Просто в пустоту. И едва ли дело только в том, что он астматик, утомился и читал нехорошо - нет, просто текст был неожиданным. Совсем неожиданным. Никто не знал, как реагировать на ЭТУ прозу. Кто-то кое-как промямлил, что "это, наверное, должно быть, интересно". Паустовский встал, улыбнулся и пригласил всех к столу. Гости обрадовались тому, что неловкая атмосфера вроде как разрядилась этим приглашением и больше не надо обсуждать эту странную прозу. Больше о тексте в тот вечер не говорили.
Утром 17 марта Паустовский сжег рукопись и даже к разговору о ней никогда не возвращался.
Это было слишком больно, чтобы возвращаться. Слишком сердечно дорого.
Чудом сохранился первый черновик первой главы - "Непокой. Гостиница "Севастополь"." Даже по этому первому варианту видно, в каком направлении шло развитие, какой прозы он хотел и чего добивался. Это изумительно. Отзвуки этого наполняют его позднюю прозу. Поиск был точен и верен во всем. Но читатель был еще не готов. А Паустовский решил, что ошибся он, что не смог...
Так "талант все про себя сам знает"?
Ох, не всегда...
Вот кто про себя всегда все знает - это самоутвержданты всех мастей. От воплощений безграмотности, орущих "глотайте кость, шакалы" (да, именно "глотайте", а не "глодайте") тем, кто посмел намекнуть, что знакомство с орфографией еще никому не вредило - и до надменно-барственных постмодернистов второй свежести, цедящих через губу "вы не поняли парадигмы" тем, кто ищет хоть какой-то логики и смысла в тексте и действиях героев... о, вот самоутвержданты точно знают о себе, что они гении. И какая бы то ни было критика тут просто бесполезна. Не поможет.
А талант - особенно молодой - знает, что он талант, далеко не всегда. И в правоте своей уверен далеко не всегда. Он может быть подвержен сомнениям, он может считать свой текст недостаточно хорошим по сравнению с тем, каким этот текст ДОЛЖЕН быть... да мало ли что. А Паустовский, к слову сказать, не был молодым-начинающим. Мало того, что он действительно талант, каких не то что мало, а просто не бывает - он еще и талант признанный, любимый современниками, к моменту сожжения второй книги "Золотой розы" за плечами уйма книг, миллионные тиражи...
Это не помогает в минуту сомнения.
Талант - как раз вот именно что талант - далеко не всегда знает о себе и своей правоте.
Когда я думаю об уничтоженных главах и нерожденной второй книге "Золотой розы" - и о том, что потеряли мы как читатели, и о том, что чувствовал в эти страшные для него мартовские дни Паустовский - мне хочется плакать.
И я уже перестаю понимать, стоит ли вообще высказывать свое мнение о прочитанном, если оно негативное. Самоутверждантов не прошибешь ничем. А вот таланту можно и повредить. Даже не критикой как таковой. НЕПОНИМАНИЕМ.

URL записи

@темы: Мотивация

00:24 

MoreMoreLetters хочет вашего внимания!

- Новые правила - короче и понятнее. Прочитайте их, пожалуйста.
- Расскажите о нас! Разместите баннер у себя в дневнике!


А если у вас есть сообщество схожей тематики, может, обменяемся баннерами?
- Знаете материал, который подойдет для сообщества писателей? Поделитесь интересной ссылкой!

@темы: Техническое

10:45 

Yin
18.02.2013 в 11:35
Пишет Шенайя:

О правдоподобности книжных событий
18.02.2013 в 09:32
Пишет Голландская рулетка:

"Хорошая книга - драгоценный сосуд с духом автора, который избегнул забвения и тем сумел продолжить жизнь после жизни".

Среди важнейших, но неочевидных правил писательского мастерства есть такое: художественная правда не равна жизненной.
Возможно, в вашем детстве была замечательная книжка Виктора Драгунского "Денискины рассказы". Прошло время, ее герой вырос и сам стал успешным писателем - Денисом Драгунским. В этом году его отцу исполнилось бы 100 лет. Почти всю жизнь Денису приходится отвечать на вопросы, связанные с теми или иными событиями, описанными в книге. Далее фрагмент его интервью:

Меня постоянно спрашивают: "А это правда было?" Значит, снова надо отвечать. Ответов два. "Конечно, нет" и "Разумеется, да".

Я регулярно езжу на семинары детских писателей - и так же регулярно сталкиваюсь с ситуациями, когда автору не верят, хотя все описанное действительно имело место в его биографии. Бывает, доходит до слез! Рвутся тетради, заламываются руки, захлопываются крышки ноутбуков.
- Собака физически не могла переплыть эту реку! Она бы еще на середине утонула.
- Но я видела это своими глазами! Переплыла, выбралась на берег, отряхнулась и убежала в кусты.
- Не может такого быть.
- Да я чем угодно поклянусь!
- Клянитесь, чем хотите, а читатель не поверит. Неправдоподобно!
Проблема большинства начинающих авторов в том, что они не отличают жизненную правду от художественной. Им кажется, что если с ними что-то произошло, это событие можно смело вставлять в рассказ или роман. Однако они забывают, что пространство текста принципиально отличается от нашей повседневности. Эти два мира живут по разным законам, и то, что приемлемо в одном, недопустимо в другом.
Обычно успех "трансплантации" реального, но маловероятного события в текст зависит от уровня автора - насколько он владеет словом, разбирается в психологии героев, контролирует повороты сюжета и т.д. Любая книга - что-то вроде искусственно созданной матрицы, которую писатель-демиург заселяет фигурками-персонажами. И нужно приложить значительные усилия, чтобы фигурки обрели плоть и кровь, а виртуальный мир текста превратился в реальность. Автор должен убедить читателя, что все было именно так, а описанных им личностей вполне можно встретить на улице. Это магия, которая создается на протяжении всей книги. Увы, достаточно малейшего толчка, психологической "нестыковки", чтобы потерять с таким трудом завоеванное доверие аудитории.
Выходов здесь два: во-первых, при работе с текстом регулярно абстрагироваться от него и вставать в позу Станиславского ("Поверил бы я в это, если бы был не автором, а рядовым читателем?"); безжалостно сличать свою личную правду - с чужой, читательской. А во-вторых - углублять психологизм повествования, при помощи штрихов-деталей делая героя более выпуклым, "дышащим". Если вы сумеете правдоподобно вписать в логику персонажа неправдоподобное событие - в него поверят. Поза Станиславского обычно как раз является реакцией на недостаточное мастерство писателя: где-то не дотянул, не справился.
Помните: то, во что вы верите, уже реально. А если приложить немного усилий, оно станет реальностью и для других. :)

URL записи

URL записи

01:18 

Yin
20.09.2012 в 12:32
Пишет Случайный дневник:

Убей его!

Автор материала:
Ольга Громыко


Убивать героя — тяжелая и грязная работа. Особенно если герой главный, выстраданный и любимый. Да и второстепенных положительных как-то жалко, а перед отрицательными стыдно. Они же не виноваты, что ты их такими сочинил, причем с единственной целью: умереть на потребу публике.
Но иногда все-таки приходится брать в руки топор (меч, саблю, лук, сосульку на крыше, голодного дракона) — и со слезами на глазах уменьшать поголовье персонажей.
Тому есть несколько серьезных причин.

Кому это выгодно?

Убийство персонажей преследует две цели. Первая — это раскрытие характера героя, в частности, проверка его на способность отнять жизнь. Его реакция на смерть многое расскажет о вашем герое. Даже если он опытный воин — не говоря уж об изнеженной барышне, — это стрессовая ситуация, максимально ярко проявляющая характер как самого героя, так и его спутников. Кроме того, это отличный способ вызвать в читателях сочувствие к герою, заставить их сопереживать ему.
читать дальше


URL записи

@темы: Теория

Создавая миры

главная